Песня казино и рестораны а чечне идет война

Когда мы в Москве оказались, продавала я книги по пятницам у Соборной мечети. Но Бог помогает, людей хороших посылает. Вот как меня прогнали, так я и встретила музыкантов — они мне помогли — и записала свои первые восемь песен.

Многие тогда думали, что меня нет, что я подставная фигура. Другие считали, что это какая-то русская поет, лет пятидесяти. Одни спрашивают: откуда у тебя такой голос?

Как будто и не выезжала, как будто все время в Чечне была и всех родных здесь потеряла. А я ведь и не была там во время войны — только когда мир установился. Просто во время каждого приезда видела, чем простые чеченцы живут, с ними и общалась. Другие говорят: не может такого быть, чтобы Умарова пешком по улицам ходила. А я бы и не спела никогда таких песен, если бы по улицам не ходила. В общем, не верят, что я это я, пока голос не услышат.

Но голос ведь не тело дает, голос дух дает. И сейчас нужно договариваться. Отложить все свои амбиции — сколько это может продолжаться? Какая у нас была благородная почва!

А теперь I казино в реальном событии земля, и вода у нас отравлены — сколько в них брошено бомб, химических веществ.

На пять-шесть женщин чеченских — один мужчина. Много девушек молодых, красивых, которые хотели бы выйти замуж, но не за. Либо уже женатые, либо такие, что за них лучше не выходить, — от безработицы, безысходности люди с ума сходят.

Ведь война происходит раз в пятьдесят лет. Только начинают люди отстраиваться — раз, и. Но у нас все равно строят. Быстро, красиво — это, наверное, в крови.

Мои соседи, простые люди, дом из руин поднимали, а во дворе — обязательно розы; они их зимой оберегают, накрывают. Очень много русских дружит с чеченцами. В каждой нации есть и заблудившиеся, и те, кто веруют и идут по истинному пути.

У нас в республике 38 наций. Слева от меня жила украинка Надя, она уехала первая. Справа — тетя Фрося из Иваново. Если к ней ночью кто заходил, она мне стучала, чтобы я вышла посмотреть, кто. А теперь дом разбомбили — никого. Бог один!

И этот поп из храма по улице Ленина ей много наставлений давал, как с ума не сойти от увиденного. У него и бабушки русские прятались в подвале.

Песни, написанные чеченцами или от лица чеченцев, переживающих за свою родину. Из присланных шести песен чеченского барда Тимура Муцураева Троицкий отобрал самую безобидную — "Погасли свечи", в которой нет упоминания ни про джихад, ни про шахидов, а есть просто ожидание смерти лирические и философские произведения Муцураева, положенные на два аккорда, почти беспомощны, но когда он поет о войне и вере, буквально холодеет спина. А вот песни чеченской певицы Лизы Умаровой в сборник Троицкого не попали — критик решил выдержать концепцию и разместить на диске только то, что было прислано в рамках конкурса.

Хотя некоторые из ее песен были бы вполне здесь уместны. Встань, Россия, воспрянь ото сна! Просыпайся, народ! Вторая группа песен — написанные от лица российского солдата или про.

а в чечне идет война

Правда, это уже не "окопная" песня, а скорее, ироническая стилизация. Это сразу три песни петербургской группы "СП Бабай" "Я еду домой" "И шли мы, зверея, на нашем пути уже ни домов, ни людей не найти""Шел солдат" "Шел солдат, возвращался домой, возвращался домой, вот те крест, он туземцев убил — он герой, он туземских попортил невест""Паренек" "Ты же кровью своей, нет, не родину-мать, ты кремлевские жопы прикрыл". Для танка уже собирают мотор.

Твое государство — вор. И тысячи судеб кладутся на кон. Зачем справедливость, когда есть закон. На мокрой подушке ты ищешь затвор. Я солдат. Мама, залечи мои раны. Солдат забытой богом страны. Сколько, считаю в уме, осталось долларов в банке. Музыканты долго пытались убедить интервьюеров в том, что "Чечня" в песне — лишь метафора личной катастрофы героев.

Именно антивоенное толкование песни в сочетании с запоминающейся мелодией и достойной аранжировкой дали группе определенную известность, которую, впрочем, музыканты не смогли развить из-за отсутствия новых достижений.

Текст песни Военно-патриотические песни. - А в Чечне идет война

В целом же сборник производит удручающее впечатление. Трудно сказать, боятся ли наши "главные" певцы высказываться вслух, или общая апатия, овладевающая обществом, сказывается и на. Я никогда не поверю, что они искренне рады войне которая вместо "интернационального долга" называется "восстановлением конституционного порядка" ,— не так высказываются они в частных беседах за кулисами. Но стоит им выйти на сцену, они кажутся участниками одного музыкального заговора.

Певец не хочет ничего знать, публика не хочет ничего слышать. Запад, который тоже воюет, ведет себя совсем по-другому. К нам попадает, например, множество песен американских авторов, протестующих против войны в Ираке.

Даже самые гламурные персонажи вроде Мадонны и Ленни Кравитца отстаивают в песнях антивоенные убеждения, что уж говорить о рокерах-радикалах.

Наши известные рокеры на ту же трагедию в Беслане откликнулись только одной яркой песней, но вовсе не антивоенной, а балансирующей на грани патриотического гимна и черносотенного зонга.

Звери — они не люди! Строчки пятидесятилетней давности, слегка адаптированные к российской действительности, как влитые ложатся на наше время. Надо думать, именно поэтому судьба оригинала, который в свое время широко крутили на советском радио, этой песне не грозит.

Пацифистские аккорды

И тут меня очень поразило зрелище погибших в Тушине девушек, которые были одеты как нормальные рокерские герлы, которые ходят к "стене Цоя", в черные косухи и джинсики. До сих пор эти миры как-то не пересекались. И примерно тогда же ко мне попала песня под названием "Попса", записанная Юрием Шевчуком и какими-то его земляками возрастом помоложе, типа "Кукрыниксов", "Пилота" и "Короля и Шута". Меня удивило несоответствие мощного протестного настроения песни и ее, б Я подумал, что если наши ответственные, обладающие то ли зачатками, то ли остатками гражданской позиции музыканты хотят говорить и петь что-то важное, что-то, что было бы достойно всех этих рупорно-трибунных традиций советского рока х, почему не напомнить им о том, что помимо Филиппа Киркорова имеются гораздо более достойные цели для гнева, ужаса и гражданских метаний.

Я понял, что никто из более или менее известных артистов до сих пор не высказался на тему, которая является для страны в общем-то самой важной,— это тема войны в Чечне.

Мол, это журналисты придумали, что рок-н-ролл — музыка протеста, это на самом деле танцы. Пересчитаю ходы Читаю между строчек, Ведь ты такой же как мы В клубе одиночек. Вам Канары, казино, рестораны, а в Чечне идет война. Кому смерть, кому горе, кому слава, а кому без ног судьба.

Столько лет льется кровь, льются слезы, разрывается земля Каждый час там строчит автомат, чьи-то жизни унося. Припев: Вставай, Россия, воспрянь ото сна, Просыпайся народ.

Ведь по Руси с автоматом в руках Брат на брата идет. А в чечне идёт война — А в чечне идёт. Вам Канары,казино и рестораны,а в Чечне идет война.